Не пропусти
Главная / Экономика / Мировой экономический кризис начался задолго до пандемии — экономика

Мировой экономический кризис начался задолго до пандемии — экономика

«На рынке царит настоящий хаос: трейдеры в панике распродают акции и нефть, вкладываясь в золото и облигации».

Мировой экономический кризис начался задолго до пандемии

Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм

Осмелюсь предположить, что девяносто девять из ста читателей подумали, что заголовок относится к марту 2020 года, когда в результате развала договоренностей ОПЕК и начавшейся эпидемией рухнули цены на нефть, а за ними обвалился рынок акций.

Однако статьи примерно под такими заголовками вышли в начале августа 2019 (!) года! Причиной стала торговая война, объявленная президентом США Дональдом Трампом Китаю. Нефть буквально за день упала на 7%, а американские фондовые индексы — на 3,5%.Эксперты заговорили о возможности рецессии экономики США и мира.

Но началось все это не в 2019 году. Предвестники экономического апокалипсиса появились еще в 2018-м. Тогда рынок лихорадило еще сильнее.По мнению экспертов, 2018 год стал самым плохим за всю историю. Более 90% активов по результатам года закрылись в минусе. Данный показатель оказался даже хуже, чем в годы Великой депрессии.

Интересно, что пик падения фондового рынка США пришелся на декабрь 2018 года, когда индекс S&P500 (индекс акций 500 самых крупных компаний США) рухнул с уровня 2800 до 2341 пункта! Заметим: пиковое значение этого индекса было еще выше — в октябре 2018-го он достигал отметки в 2950. Таким образом, с октября по конец декабря 2018 года индекс S&P500 рухнул на 20%.

Чтобы было более понятно людям, далеким от биржевой жизни: менее чем за три месяца стоимость акций крупнейших американских компаний упала на пятую часть! Это не просто падение — это катастрофа.

Интересно, что на графике это падение выглядит очень похожим на мартовское падение нынешнего, 2020 года, которое было связано с пандемией коронавируса и развалом сделки ОПЕК.

Но! Но есть и отличия — после обвала в декабре 2018 года рынок акций США восстанавливался намного дольше, чем сейчас: на уровень октября 2018 года S&P500 вышел только к концу мая 2019 года.В нынешний кризис обвал был более стремительный — меньше чем за месяц S&P500 потерял 1200 пунктов (с 3400 до 2200), т.е. более 35%, но к середине июня, т.е. меньше чем за три месяца, отыграл почти всё, восстановившись до уровня 3200.

Возникает закономерный вопрос: что это было?

Почему в 2018 году без всяких эпидемий фондовый рынок рухнул и долго восстанавливался, а в 2020-м, на фоне эпидемии, — такое стремительное восстановление?

Все дело в ФРС — Федеральной резервной системе США, которая решила воспользоваться опытом «пожаротушения» на рынке акций, который она обрела в 2008 году. Тогда в США рухнул рынок ипотечного кредитования, и вслед за ним посыпался банковский сектор, что потянуло в бездну всю экономику — причем не только американскую, но и мировую. Влияние катаклизмов в американской экономике на мир таково, что если американская экономика только чихнула, то мировая экономика забилась в конвульсиях.

Позиция ФРС в нынешней, «пандемической» ситуации — залить рынок деньгами до такой степени, чтобы никому из биржевых спекулянтов не пришло в голову «шортить» акции американских компаний, т.е. делать ставку на их падение и заработать на этом.

(«Шортить» — от слова short — «короткий» — продать актив, которого у вас нет, в данном случае акции, в надежде на то, что они упадут в цене, чтобы впоследствии выкупить дешевле, чем продали, и на этом заработать.)

Собственно, «заливая» рынок акций деньгами, ФРС выкупает облигации и акции компаний, тем самым поддерживая их цену. Так как у ФРС есть печатный станок и на этот «аттракцион неслыханной щедрости» уже объявлен бюджет примерно в три триллиона долларов, данная служба фактически может управлять рынком акций и облигаций.

Однако проблема состоит в том, что происходящее при этом «восстановление» фондового рынка не имеет никакого отношения к восстановлению экономики.

Судите сами: ну какой может быть экономический рост в условиях пандемии коронавируса, когда большая часть стран вынуждена вводить те или иные ограничения на передвижение граждан, на работу тех или иных предприятий? Более того, даже когда власти не вводят подобные ограничения, население так или иначе само себя ограничивает, боясь заражения! Ведь, несмотря на апокалиптическую картину эпидемии, переболело данной инфекцией крайне малое число людей от общего числа и для тех, кто не обрел иммунитет, риск заболеть остается. И так будет до тех пор, пока не будет создана и, главное, тщательно испытана вакцина от COVID-19. А данный процесс в самом оптимистичном варианте — 18 месяцев. Даже если предположить, что работа над созданием вакцины началась в январе 2020-го, то реальную вакцину человечество получит не раньше середины 2021 года. А до этого момента любые вспышки коронавирусной инфекции будут приводить к ограничениям экономической активности.

Соответственно, невзирая на пляски с бубнами политиков и финансистов с камланиями по поводу «перезапуска экономики» экономика будет стагнировать.

Тем более что процесс стагнации экономики связан не только с коронавирусом, а с системными проблемами последнего десятилетия. Мировые кризисы — штука циклическая. Кризис доткомов разразился 10 марта 2000 года, кризис ипотечного кредитования начался в США в 2007 году, но перерос в мировой экономический кризис 2007–2008 годов.

Важно понимать, что кризисы не возникают «вдруг», пузырь на рынке надувается несколько лет. Так, пузырь на рынке доткомов вызревал с 1995 по 2000 годы, а пузырь на рынке ипотечного кредитования — с 2002 по 2007 годы.

Характерной чертой этих (да и нынешнего) кризисов было то, что ФРС накануне несколько лет подряд снижала ставку рефинансирования, что делало деньги (кредиты) более дешевыми и доступными. Как следствие — росли спекуляции и разнообразные «схемы», раздувающие очередной пузырь.

В нынешнем кризисе мы имеем все то же самое — ФРС начала снижать ставку как раз с 2017 года, продолжая начатое и в период пандемии. Большинство знаменитых инвесторов и экспертов высказались по этому поводу, проводя параллели с долларом Зимбабве, в том смысле, что безграничная эмиссия американской валюты, которую проводит ФРС, приведет к обесцениванию доллара.

На самом деле за доллар волноваться не стоит — при любых финансовых и экономических катаклизмах доллар служит «тихой гаванью», в которую уходят инвесторы.

На фоне этих негативных процессов нас, россиян, конечно, волнует вопрос: что же будет с долларом и евро, пардон: что же будет с Родиной и с нами?!

Тут утешиться нечем — если в США и мире кризисы случаются раз в 10 лет, то у нас примерно в два раза чаще. Мы в России практически не заметили кризис доткомов 2000 года, потому что в тот момент еще не оправились от последствий дефолта 1998 года, когда российский рубль подешевел к доллару в четыре (!) раза — с 6 до 24 рублей за доллар. Это было связано с резким падением цен на нефть — тоже в разы.

И сегодня мы наблюдаем подобную картину: коронавирусная пандемия резко ограничила деловую и туристическую активность на большей части земного шара, что привело к падению цен на нефть, газ, металлы.

Несмотря на психотерапевтические заверения российских политиков и чиновников, надеяться на то, что цены на нефть отрастут, глупо. По прогнозам, цены на Brent будут колебаться возле планки в $40 за баррель в течение нескольких лет.

И это связано не с коронавирусом, а с постепенным внедрением технологий «зеленой» энергетики во всем мире и, как следствие, падением спроса на нефть.

Вот почему такой мировой гигант, как British Petroleum, объявил о сокращении 10 000 (около 15%) сотрудников компании и о смещении акцентов компании в сторону проектов в области воспроизводимых (т.е. «зеленых») энергоресурсов.

Если посмотреть кривую цен на нефть за последние 20 лет, она представляет собой падающую вниз синусоиду: падение — отскок на уровень ниже предыдущего, опять падение, отскок и так далее. Вспомните: в 2008 году мы были завалены «дешевыми» долларами, потому что нефть стоила 140 долларов за баррель. Это был единственный период в новейшей истории России, когда курс доллара к рублю не рос, а падал — за несколько лет с 30 рублей до 23,5 рубля за доллар. Потом произошли:

— падение цен на нефть — до 40 долларов в декабре 2008-го;

— отскок на уровень 110–130 долларов за баррель к 2011-му;

— опять падение — к 30 долларам за баррель в 2015 году;

— медленный подъем до 85 долларов за баррель к 2018 году;

— снижение до 50 долларов за баррель, отскок на 70 в 2019 году,;

— и вот новый минимум: 20 долларов за баррель в марте 2020-го.

И сегодня мы радуемся, что нефть выросла (!) до уровня 40 долларов за баррель, забывая, что этот уровень был «дном» падения в 2008 году!

И вся экономика России повторяет эту синусоиду.

Для российских, да и не только российских, чиновников и политиков пандемия, несмотря на трудности, которые она создает, — прекрасный «форс-мажор», на который можно списать все свои ляпы, некомпетентность, да и просто казнокрадство.

Феодализм!

Источник

О СМИ

СМИ
Новости России и мира, все материалы на сайте взяты из открытых источников, в каждой статье установлена ссылка на её правообладателя.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*