Главная / Экономика / В России каждый пятый заемщик тратит на долги более 80 процентов дохода — экономика

В России каждый пятый заемщик тратит на долги более 80 процентов дохода — экономика

Если темпы выдачи потребкредитов не снизятся, Центробанк готов принять “меры прямого ограничения”. Эксперт пояснил, что пока что лучше смириться с закредитованностью населения и заниматься экономикой, чтобы у людей повышались доходы.

Свыше половины необеспеченных потребительских кредитов на сегодняшний день предоставляются заемщикам с высокой долговой нагрузкой, в результате чего каждый пятый из них ежемесячно вынужден тратить на обслуживание обязательств перед кредитными организациями порой свыше 80% своего дохода. И при этом охлаждение рынка необеспеченных кредитов происходит достаточно медленно, сообщают “Известия” со ссылкой на обзор развития банковского сектора в 2019 году, представленный Центральным Банком.

Согласно приведенным ЦБ данным, за 11 месяцев 2019 года рост в данном секторе составил 20,1%, что немногим ниже показателей за аналогичный период 2018-го (21,8%). Как отмечает регулятор, если темпы роста рынка останутся на этом же уровне, то Центробанку придется принять меры прямого ограничения наиболее рискованных кредитов.

Издание напоминает, что с 1 октября 2019 года Центральным банком было введено дополнительное резервирование для банков по кредитам с предельной долговой нагрузкой (ПДН), превышающей 50%. Центробанк, по собственной методике, осуществил оценку ПДН. В итоге получилось, что в ноябре на долю тех, кто вынужден отдавать банкам 50-60% дохода, приходилось 13% выданных кредитов; 60–70% — 11%, и свыше 80% — 22%.

Отмечается, что с того же 1 октября из-за введения ПДН ряд банков стал самостоятельно уменьшать уровень одобрений, чтобы снизить риски на фоне роста просрочки. Как подчеркнул регулятор в обзоре развития банковского сектора, что несмотря на то, что качество необеспеченных кредитов находится на приемлемом уровне, есть опасения, что оно может ухудшиться на фоне сохраняющихся высоких темпах роста рынка.

Центробанк да данный момент основной целью себе ставит снижение роста рынка необеспеченного потребительского кредитования примерно с 20% до 10%.

В обзоре финансовой стабильности ЦБ в частности говорится, что с начала 2019 года кредитными организациями смягчались стандарты одобрения заявок клиентов, так что распространение получила тенденция, когда заемщики используют одновременно несколько разных кредитных продуктов. К примеру, доля ипотечных заемщиков, имеющих другие кредиты, увеличилась с 39% в начале 2015 года до 46% на 1 сентября 2019 года. В документе указывается, что изменение фазы экономического цикла может привести к росту неплатежей по потребительским кредитам.

Вячеслав Путиловский, ведущий аналитик портала BankoDrom.ru, в комментарии “НИ” отметил, что Банк России не так давно ужесточил требования по созданию резервов для кредитов определенной стоимости, и если эта мера окажется неэффективной, ее можно усилить. “Для чего вводить прямые ограничения — пока непонятно”, — сказал он.

Директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович в беседе с “НИ” пояснил, что пока что лучше смириться с закредитованностью населения и заниматься экономикой. Нужно, чтобы у людей повышались доходы. Когда заработает экономика — у людей вырастут доходы, и они не будут так привязаны к потребительскому кредитованию:

“Центробанк — компетентная организация и ведет справедливый счет. Но мне кажется, что оценка завышена. Это очень высокая сумма. Здесь необходимо методологически иметь в виду, что люди, которые отдают 80% своего дохода — они, скорее всего, не свой доход отдают, а они перекредитовываются. Сейчас пошла очень высокая тенденция, что люди берут третий, четвертый, пятый, шестой кредит, — и они с кредита же платят. Это, конечно, их доход, но это не один кредит. Они перекредитовываются и с кредитов платят предыдущий кредит. Получается, что это как бы не с дохода. Если бы люди с дохода отдавали 80%, то они оставляли бы себе 20%. А как питаться, платить коммуналку? Я думаю эти большие цифры обеспечиваются рефинансированиями кредитов — расчет по предыдущим долгам идет от новых кредитов, а не дохода (реальные цифры ближе к пятидесяти процентам, но это тоже очень высокая сумма). А вот с последним кредитом они уже будут рассчитываться со своего дохода.

Однако ситуация жесткая. Доходы стагнируют. Правда, Росстат показал сейчас рост реально располагаемых доходов населения на 0,8% — что практически находится в рамках статистической погрешности. Плюс еще 20% доходов находятся вне наблюдения Росстата — неформалов-то они не видят, сколько они получают. Хотя Росстат, надо отдать ему должное, в последнее время начал более менее правильно считать.

У нас в стране в общем-то тенденция переломилась. Второй год подряд растут доходы: в позапрошлом на 0,1%, сейчас на 0,8. Кстати, 0,8% — это почти полтриллиона дополнительных доходов, потому что одна десятая процента составляет примерно шестьдесят миллиардов рублей. Это очень хорошая сумма, если она попадет в нужном направлении — к низкодоходным слоям населения. Здесь у меня, конечно, никакой уверенности нет. Может быть, этот рост 0,8 произошел за счет роста высокодоходной части.

А с точки зрения закредитованности — это проблема. Сейчас мне сложно методологически предположить, что ЦБ понимает под этим прямым регулированием. Наверное, они правы, что нужно рост необеспеченного потребкредитования останавливать. Но дело в том, что люди не остановятся. Тут же, моментально проснется черное кредитование — это проходили и мы, и другие страны. От коммерческих банков люди перейдут к микрофинансированию, где проценты гораздо выше — просто заоблачные. Просто будет создана ситуация повышенной социальной турбулентности, если такое произойдет.

Нужно пока смириться с этой ситуацией и заниматься экономикой. Нужно, чтобы у людей повышались доходы. Когда заработает экономика — у людей вырастут доходы, и они не будут так привязаны к потребительскому кредитованию.

А пока ситуация именно такая. Сейчас есть определенная часть населения, которая берет кредит и не собирается его отдавать вообще. Они перекредитовываются, потом ждут. В Думе разговоры начались: “Давайте спишем все кредиты”. Люди и думают: “Если мы африканцам списали 20 млрд — так, может, и нам спишут”. Вот эта незначительная часть населения и не собирается платить. И банки прекрасно это знают, но все равно идут на потребительское кредитование, потому что для банков это самый ликвидный и рентабельный вид деятельности. Плюс банки обладают огромными резервами, которые гарантируют защиту в случае невозврата кредита.

Скорее всего ЦБ собирается сокращать число кредитов — это раз. Смотреть кредитные истории более подробно — два. Но это, по-моему, не путь к победе.

Ничего страшного, если банки попадут пару раз. Главное сейчас — это люди, их спасение. А дальше надо запускать экономику. Другого выхода нет.

Если вдруг совсем перестанут выдавать кредиты — что будет с людьми? С их детьми? Здесь начнет работать мощный отрицательный механизм.

То, что с 1 октября был усилен контроль ЦБ уже чувствуется. Потому что темпы роста потребительского кредитования сократились в последнее время, получить кредит стало сложнее”.

Источник

О СМИ

СМИ
Новости России и мира, все материалы на сайте взяты из открытых источников, в каждой статье установлена ссылка на её правообладателя.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*